Письма и дневники Нильса Стриндберга

: участника полярной экспедиции Андрэ

ПИСЬМА НЕВЕСТЕ АННЕ ШАРЛЬЕ

21 июля в 1 ч. ночи по Гринвичскому времени
на льдине: 
82° 38',7 с. ш.
29° 40' В от Грв.

Последнее письмо написал тебе в день отъезда, наверное, ты его получила. О том, что произошло с тех пор, ты, конечно, знаешь из описания в газетах и т. д., но мне хочется описать свои личные впечатления. Я был в восторге, когда день отъезда был наконец назначен. Андрэ, Френкель, я и Сведенборг вместе с Машюроном были на 6epeгy и осмотрели шар с крыши ангара, в котором он помещался. Мы довольно долго обсуждали возможность полета и под конец Андрэ спросил нас, как мы дум(аем): Попробовать нам или нет? Френкель сначала ответил несколько уклончиво, но потом сказал что (нам?) надо только...

Я ответил: "Я считаю, что надо попытаться", и Сведенборг был того же мнения. Андрэ стал очень серьезен и ничего не сказал. Mы все вместе отправились на пароход. Мы еще не знали, как все это будет, но когда поднялись на борт, Андрэ сейчас же сказал Эренсверду: "Ну, вот, мы обсуждали, следует предпринять полет или нет; мои товарищи настаивают на отлете, а так как я не могу привести веских соображений против, то мне приходится согласиться, хотя у меня и есть кое-какие сомнения. Значит, пошли, пожалуйста, на берег всех людей и прикажи приступить к работе по разборке здания". И вот закипела «жизнь в лагере». Наверное, никогда еще матросы не принимались за работу с такой охотой, да и плотники тоже. Все были очень довольны.

Я задержался на время на пароходе, поговорил с Эренсвердом и с доктором и собрал свои вещи и кое-какие инструменты, остававшиеся на борту; Андрэ сейчас же отправился на берег руководить работами.

Гавань представляла теперь оживленную картину. Только что пришло два промысловых судна, и одно стояло прямо перед нами. Его пришлось перевести на другое место, чтобы оно не помешало шару. Погода была прекрасная и свежий ЮЮЗ ветер.

Я сошел на берег, уложил вещи в гондоле и кое-что прибрал. Работы по разборке передней стены ангара подвигались быстро, одна часть за другой сбрасывалась вниз. Шар стоял крепко и прочно, защищенный от ветра парусиной, натянутой в четвертом и пятом этажах.


Nils Strindberg, Knut Fraenkel och möjligen Mackuron. Andrées polarexpedition, 1897

Я сделал несколько снимков с производимых работ. Потом ездил вместе со Сведенборгом на пароход взять позабытые вещи, и мы. в последний раз сверили хронометры. Когда мы поднялись на борт, только что подали завтрак и нас уговорили сесть и выпить и закусить с капитаном и доктором. Капитан принес бутылку шампанского, выпили за наше благополучие и успех. Завтрак был превосходный, но, когда я вернулся на берег, остальным уже некогда было закусить перед отправлением. Мы только захватили с собой в гондолу бутербродов и пива.

Когда я пришел на берег, работа значительно подвинулась вперед, и уже начали поднимать шар. Выпустили несколько маленьких шаров, чтобы определить направление ветра; он оказался благоприятным. Величественное было зрелище, когда шар подняли настолько, что несущее кольцо отделило от земли. Андрэ распоряжался, и все работали охотно и старательно, так что всё шло хорошо. Я переходил с места на место и сделал напоследок несколько снимков.

Шар подняли уже настолько, что несущее кольцо оказалось на порядочной расстоянии от земли и держалось на трех канатах. Наступил момент подвязать гондолу. Когда это было сделано и взято достаточное количество мешков с балластом, настала минута прощанья. Оно было сердечным и волнующим, но без всякой сентиментальности. И вот Андрэ кричит: «Стриндберг и Френкель, вы готовы садиться в гондолу?» Да! И мы сели в гондолу. Тут мои мысли на минуту полетели к тебе и ко всем дорогим оставшимся дома. Как-то сложится наше путешествие? И много еще теснилось мыслей, но я не мог давать им воли.

Машюрона, стоявшего ко мне ближе всех и больше других мне симпатичного, я попросил передать привет... тебе. Может быть, в эту минуту по щеке моей скатилась слеза. Но надо было думать о том, чтобы фотографический аппарат был наготове, сбрасывать балласт и т. д.

И вот мы все трое стоим на крыше гондолы. Минута торжественного молчания. Машюрон говорит: «Подождите минутку. Спокойно!» Наступает решительный момент. «Перерезай все!» - раздается голос Андрэ. Три ножа перерезают три каната, удерживавшие несущее кольцо, и шар взлетает под восторженные клики стоящих внизу, мы отвечаем дружно: «Да здравствует старая Швеция!» и вылетаем из ангара. Странное чувство, необычайное, неописуемое. Я делаю несколько снимков. И вдруг мы видим, что падаем. Бросаем балласт, но ныряем еще раз. Потом опять поднимаемся. И вот всё как будто налаживается. Мы еще слышим далекие крики «ура». Я делаю два снимка и затем пишу последнюю открытку тебе, которую рассчитывал сбросить на Голландском Мысу, но забыл.
Покойной ночи!

11 июля 1897 г. в 13.46 шар Саломона Андрэ взлетел с о-ва Дэйнс (Датский).
На его борту находились три аэронавта С. Андрэ, Н. Стриндберг и К. Френкель

22-го июля: Сейчас около 7 ч. вечера и мы только что уложили свои сани и собрались двинуться в путь с места нашей посадки. Да, ну вот, мы пускаемся в путь Вр. (?) Ср. Гр. в
Посмотрим, как-то мы доберемся до мыса Флора: сани тащить тяжело.
Да, ну вот мы отправляемся. 

На 1-й стоянке 22/7 12 ч. полночь (на 23-е)
Ну, теперь твой Нильс знает, что значит странствовать по полярным льдам. При выступлении нас постигла маленькая неудача. Когда мы стали перебираться с нашей льдины с первыми санями, они накренились и свалились в воду. С большим трудом нам удалось их вытащить. Я стоял по колена в воде и держал сани, чтобы они не затонули. Андрэ и Френкель перебрались на другую льдину и вдруг мы как-то ухитрились поднять сани, но мой мешок, лежавший на санях, промок насквозь. А в нем у меня все твои письма и портрет! Ведь они будут самым дорогим моим сокровищем в эту зиму. Да, дорогая, чего только ты не передумаешь за зиму! Это единственное, что меня беспокоит.

Так вот, после того, как мы подняли сани, нам пришлось полавировать между льдинами, разделенными трещинами и полыньями. Справились мы с этим, подталкивая льдину, чтобы она подплыла к другой. Если льдина была большая, то дело подвигалось, разумеется, медленно. Под конец мы пришли на большое ледяное поле и тащились по нему с санями два-три километра. На каждых санях свыше 160 кг груза, так что они очень тяжелы, и в последний час мы делали так, что все трое впрягались в одни сани. Сейчас мы остановились лагерем у живописной ледяной глыбы и разбили палатку. В палатке у нас спальный мешок, и мы спим в нем все трое рядом. Тесновато, но мы не ссоримся. Да.

Проснулся в 11 ч. 30 м.
Приготовление пиши и уборка.
Выступление в 2 ч. 15 м.

Трудные полыньи, у меня и у Андрэ разные взгляды относительно переправы через полыньи. Скудный обед. После обеда прошли какой-нибудь километр (от одного до двух). Ночлег у большого нагромождения (высота 4 м). Я сварил суп из гороха, сухарей, бульонных капсюлек и мясного порошка Россо, много есть о чем написать, но надо спать. Покойной ночи.

24 июля: 12 ч. 5 м. Ср. Г. В. (25 ...)
Только что сделали привал на сегодня после того, как в течение десяти часов мучились с санями. По правде сказать, я страшно устал, но не могу не поболтать с тобой хоть немножко. Прежде всего поздравляю тебя. Ведь сегодня день твоего рождения. Ах, как я хотел бы иметь возможность рассказать тебе, что я чувствую себя превосходно и что за нас совершенно нечего беспокоиться. Мы, конечно, понемножку доберемся домой. Да, все это теперь целые дни занимает мои мысли. Ведь у нас много времени на размышления, и большая отрада, когда можно вспоминать такие приятные вещи и думать о таком радостном будущем, какое ожидает меня.

(позже) Сейчас мы остановились на ночевку, напились кофе, поели бутербродов с сыром и с (...) печенья с сиропом и (...).

Собираемся ставить палатку, а Френкель производит метеорологические наблюдения. Наслаждаемся сейчас карамелькой, это для нас большое лакомство. Можешь поверить здесь не приводится привередничать. Вчера вечером я (ведь хозяйство лежит на мне) угостил супом, который, надо признаться, был нехорош. Этот мясной порошок Риссо ужасно невкусный и скоро приедается. Но мы его отлично съели.

Да, так вот, мы остановились на ночевку на открытом месте, кругом лед, куда ни посмотришь, лед. Ты видела на нансеновских снимках, что представляет собою такой лед. Нагромождения, валы, полыньи и трещины, сменяющиеся тающим льдом, вечное однообразие. Сейчас идет снежок, но по крайней мере тихо и не особенно холодно (- 0°,8).

Дома у вас наверное, более приятная летняя погода. Да, странно подумать, что даже и к будущему твоему дню рождения нам, пожалуй, не удастся быть дома. И, может быть, нам придется зазимовать еще на год. Это еще неизвестно. Мы подвигаемся вперед так медленно что, может быть, и не дойдем до мыса Флора этой зимой и должны будем, как Нансен, зимовать в земляной норе. Бедная, милая Анна, как ты будешь огорчена, если мы не вернемся будущей осенью.

И можешь поверить, что я тоже терзаюсь этой мыслью, не за себя, потому что мне ничего не значит помучиться, лишь бы когда-нибудь вернуться домой 

Ну, вот палатка поставлена, и мы сейчас ляжем спать. Мы все очень устали, но в хорошем настроении. Рассуждаем о наших душевных качествах и недостатках.

(2) 5, 7, 9 ч. вечера Ср. Гр. вр.

Сегодня мы проснулись около 12 ч. но так как шел дождь и ... мы остались в палатке и продремали до трех. Потом встали, и я приготовил закусить ... какао со сгущенным молоком, печенье и бутерброды. В 4 ч. 30 м. отправились в путь и мучились и бились со своими тяжелыми санями четыре с половиной часа.

Погода ненастная: мокрый снег, туман. Но настроение у нас хорошее. Весь день вели очень приятные разговоры, Андрэ рассказывал о своих приключениях, как он попал в бюро патентов и т. д. Френкель и Андрэ ушли вперед, на разведку. Я остался при санях и вот сижу и пишу тебе. Да, сейчас у вас дома ужинают, и день для тебя прошел так же приятно и интересно, как для меня. Здесь все дни похожи один на другой. Тащим сани, едим и спим. Самый приятный час наступает, когда ложишься спать и позволяешь мыслям уноситься к лучшим и более счастливым временам, но ближайшая цель теперь - это место нашей зимовки. Мы надеемся устроиться получше. Вот они уж возвращаются и надо опять приниматься за каторжную работу с санями. Au revoir. 

31 июля 10 ч. утра: Давненько я с тобой не разговаривал! Ха, с тех пор положение ... вечером ... са... большая полынья ... решили на следующий день изменить свое снаряжение так, чтобы каждый мог тащить свои сани сам. При том способе, какой мы применяли до сих пор, т. е. все трое тащили одни сани, а потом возвращались за остальными санями, получалась слишком большая трата времени. 26 июля мы переправились через полынью и на другой стороне разгрузили сани и начали распаковывать свой багаж с тем, чтобы оставить часть провизии и снаряжения.

ЗАМЕТКИ СТРИНДБЕРГА В ЕГО ЗАПИСНОЙ КНИЖКЕ-КАЛЕНДАРЕ

Стр. 1 
Прощание в 1 ч. 50 м. Ср. Гр. вр. Садимся в гондолу 1 ч. 52 м. Ср. Г. В. старт 1 ч. 55 м. [Потеряли гайдроп. Голландский мыс 23 5. Пересекли Фогельзанг 2 23 в. - 600 метров Мыс Северный 2 21] Собирается туман 2 ч. 29 м. темп.+0,4. (Тишина и безмолвие) Средняя скорость 0,57 км. минуту 2 ч. 33 м. 15 с. Гайдроп касается воды Курс С 57° В. Подняли один балластный канат . 2 ч. 45 м. (К 66).

Стр. 2 
Фотографии сняты в часы, указанные на снимках. Две первых вставлены неправильно Зам! Баром. записи 2 ч. 5 м. = К 66 2 ч. 59 м. Мою банку с прощальным приветом Анне сбросили над Фогельзангом. Потеряли 3,3 м. газа на высоте 500 м. На большой высоте курс несколько севернее. Облака кругом кроме СВ и над Шпицбергеном. Пеленг 3 м. 12 сек. (К 66) Мыс близ Вейдебай = ЮЗ 1° 3. Северный мыс Фогельз Ю 55° З.

Стр. 3 
3 ч. 21 сек. 1-я полубутылка пива. Лед на севере у горизонта. Главная задача сейчас надставить гайдроп. На высоте 500 м направление ветра прямо с Ю 20° З. Пеленги тех же точек что раньше 4 ч. 3 м. Лед показавшийся раньше, теперь (4 ч. 15 м.) отчетливо виден на С и СЗ. Тщетно высматривали пароход. 4 ч. 21 м. начинается слабый туман 4 ч. 25  м. снимок с первого льда, который виден на большом расстоянии. 4 ч. 30 м.

Стр. 4
Пеленги тех же точек. Гайдроп надставлен в 4 ч. 33 м. Материковый лед отлично виден с В стороны Вейдебэя? 4 ч. 42 м. + 5,9 + 3,2.

Ф-ль в корзине.

-Френкель, берегись.
-Что такое?
-Ты сейчас примешь душ.
-Ах, вот что.
Совсем у льда 5 ч.3 м. Фото льда. Как раз пролетел и над углом льда. Летим у края льдов на расстоянии ок. 500 м. 5 ч. 37 м.
(Чертеж)

Стр. 6
5 ч. 38 м. далеко под нами летит чайка Descendons doucement par un sinusoid. Шпицберген исчезает из виду в тумане. Красивый темно-синий цвет воды, резко отличающийся от прежн. цвета. Мелко изрезанный лед. Первые четыре голубя выпущены в 5 ч. 46 м. на высоте 240 м. Взяли направление приблизительно на З. Дождь из гороха в гондоле, когда Андрэ ставил пустую корзину. Залетели на лед всерьез. Льдины несколько крупнее и резко закруглены (6 ч. пролетаем над свежевзломанным льдом подвешенное зерк. Де Геера. Первый обед состоял из готовых бутербродов и теплого взятого с собою бульона с вермишелью. Курс С 32° В. Скорость 9,05 м.с. - 6 ч. 20 м.. Почти свободный от льда Ю. по прямой линии на восток.

Стр. 8 
Лед состоит исключительно из почти несжатого безледникового льда. Уже давно тихое посвистывание в большом клапане. Только несколько птиц, а больше никаких животных. Тихо и на солнце припекает. Единственные звуки, которые слышны - изредка птичий крик, да посвистывание клапана. Треск во льду. 650 возвышенности Шпиц 327' ЮЗ, 6 ч. 53 м. А-э мочится с высоты 600 м. Поднимаемся вероятно от того, что сбросили этот балласт. Туман внизу показался в 7 ч. На севере туман.

Стр. 9
Курс на высоте 600 С 45° В. Андрэ ложится спать в 7 ч. 15 м. 7 ч. 35 м. Курс С 40° В. Летим над тонким слоем облаков, сквозь которые слабо просвечивает лед. Высота около 680 м. 7 ч. 49 м. t=+1°0 + 0,4, высота 703 м.

Стр. 10
Лед виднеется только у горизонта на ЮЮЗ. Облака под ними сгустились. Тишина и безмолвие. Только слабый гул с ЮВ да свист в [гондо] клапане. Солнце припекает, но изредка чувствуется слабый прохладный ветерок. А-э спит; Ф-ль и я разговариваем шепотом. 8 ч. 8 м. Отдаленная земля на ЮВ. Вероятно Северо-восточная земля. 8 ч. 15 м. Облака по-прежн. движутся несколько восточнее, чем мы. Курс и скорость нельзя определить, потому что льда внизу не видно. Небо над нами было все время чисто.
7 ч. 45 м. Лета! Летим горизонтально вперед на высоте 680 м.

Стр. 11
в = 680 м. Лед виднеется иногда сквозь облака. Курс С 45° В. У нас сейчас такой чудесный горизонтальный полет, что [почти] жаль дышать, ведь от этого шар становится легче. А мы-то с Ф-лем только что плюнули вниз. 8 ч. 40 м. + 0.8 + 0.4. 9 ч. 0 м. Пеленг солнца 161°,8 З. 9 ч. 2 м. 40 сек. Пеленг солнца 162°,2.

Стр. 12
в 9 ч. 41 м. сбрасываются количества мочи, приходящиеся на долю Френкеля и Стриндберга. 9 ч. 52 м. касаемся верхнего края облаков на высоте 500 м., за борт летят 1 плавучий бакен и около 8 кг песку. 9 ч. 55 м. послышался выстрел? 10 ч. 1 м. Вижу лед сквозь облака, по-прежнему разреженный лед. 0,5 разреженного.

Стр. 13
10 ч. 9 м. на короткое время виден лед. Приблизительный курс С 60° В. На минуту виден лед. 10 ч. 25 м. Тот же разбросанный лед. В 10 ч. 31 м. сбросили 5 ступенек для подвесной лестницы. 10 ч. 35 м. довольно большой просвет в облаках. Курс С 65° В. 10 ч. 39 м. сброшено 6 ступенек подвесной лестницы. 10 ч. 40 м. Балласт из того же мешка еще 80 кг. Плавучий бакен № 7. Этот плавучий бакен выброшен с воздушного шара Андрэ в 10 ч. 55 м. п.п. Гр. ср. вр. 11 июля 1897 г. приблизительно на 82° широты и 25° долг. от Гр.

Стр. 14
Летим на высоте 600 метров. All [right] well. Андрэ Стриндберг Френкель. 11 ч.12 м. Облака доходят только до 470 м высоты 11 ч. 13 м. темп. 0°,6 0°,3 11 ч. 20 м. Облака или земля? С 70° В. Летим на высоте 460 м. Это было облако. Курс 11 ч. 48 м. С 84° В.

Стр.15
11 ч. 55 м. у горизонта на В похоже на воду и на лед, но это просто тень от Alto cummuli* облаков на В. Она тянется почти от 90° прямо под солнцем до С 110° В. 12 ч. 20 м. курс. Попали в тень Alt cum. Гайдропируем с 12 ч. 24 м. Летим вперед над редким туманом. Солнце скрылось, но мы не теряем мужества 100 м и 30 сек. Курс С 90° В = В. Гайдропируем над льдом на высоте между 100 и 20 м. l ч. 10 м. сбросили 12 кг. 1 ч. 25 м. вдали черная птица. Полыньи (большие) в направлении С 80°В.
*Высокие кучевые облака

Стр. 16
Туман не позволяет видеть дальше, чем на 2-3 км во всех направлениях. Лед и вода, льду 0.9. Мы стоим неподвижно с l ч. 35 м. Сбросили плавучий бакен. Я в 1-й раз имел стул. Сбросил вниз на льдину. Порыв ветра ЮЮЗ. Спал до 7 ч. 15 м. скор. 0,5 м/с 0,5 м/с, 0,4 м/с, 0,8 м/с. 

Стр. 17
11/7 19 ч. 40 м. Курс С 35° З. А-э с 6 ч. 50 м. тихо до 7 ч. 32 м. З. 7 ч. 32 м.. в 19 ч. 45 м. скор. = 2,6 м/с Курс С 75° З. Воздух мглистый. Вижу самое большее на 1 км во все стороны. Все тот же лед. 8 ч.= 2,6 м/с. В 8 ч. на керосинку ставится кофе и снимается в 8 ч. 7 м. С 70° З. 8 ч. 36 м. 65 м в 21 сек. = 3,1 м\с.

Стр. 18
Универсальная бочка дневной стул и ночной стул С 80° З. Общий завтрак и кофе 9 ч., 9 ч. 30 м. Ср. Гр. вр. А-э обсосал клещи, которыми открывали сливки. Уютное настроение. 10 ч. = 22 ч. Ю 80° З курс. Скор. 3,0 м/с ЮНО'" 10 ч. 10 м.. Берем высоту солнца секстантом с уровнем и хроном. А-э. Солнце было тогда видно сквозь туман. Курс С 90° З. 11 ч. 20 м. скор. 9,2 м 11 ч. 22 м. выпущены голуби. Один тщетно пытался сесть на гайдроп. Некоторое время кружатся. 2 опускаются на лед. Потом они исчезли в тумане. 11 ч. 30 м. Курс С 70° З. Псих-ром + 0,2 °сухой +0,1° смоченный.

Стр. 20
12 июля. 0 ч. (К 66) летим над ледяным полем свыше 1 км протяжением. Снег на нем почти стаял. На поверхности везде пресноводные озерца. Курс С 60° З. 0 ч. – 0 ч. 10 м. темп.+0,1° сухой 0,°0 смоченный. Скор. 3,7 м/с. По-прежн. редкий туман.

Стр. 21
2 ч. 15 м. мелкая роса. 12 июля 1 ч. 10 м.. Скорость в среднем 3,55 м/с.

Стр. 22
Средняя высота 35 метров. В 1 ч. 58 м. пролетаем над каналом около 80-90 м ширины, простирающимся на С и 10 насколько хватает глаз (2 км) темп 2 ч. 8 м. +0,6 + 0,4 на высоте 40 м скорость в 2 ч.30 м. 3,0 м/с.

Стр. 23
Кроваво-красный лед. Может быть память о медвежьем пире. 3 ч. п.п. В 3 ч. п.п. Гр. ср. вр. Темп. +0,6 сухой +0,5 смоченный. Курс Западный (прямой магн.) 3 ч. 15 м. Гондола 2 раза толкнулась о землю. 3 ч. 25 м. выбросили резцы для гайдропа и 25 кг песку и разн. мелкие тросы, 1 малый железный якорь и небольшой чурбан 3 ч. 55 м. балластный трос и скребок В 5 ч. выбросили большой бакен без надписи. Сильные и частые толчки о землю, происходящие от того, что туман пригнетает книзу. 5 ч. 15 м. Скорость 2,6 м/с Курс Ю 80° З.

Cтр. 26
Линии места 12 июля от 17 до 18 ч. (утро 13) средн. 5 ч. 45 м. 7 сек. 22° 46' (Секст. с уровн. и К 66).

Стр. 27
12 июня 21 ч. 5 м. темп. -0,°6 на сухом. Смоченный стоит на 0° и не опускается. Направление ветра С 60° З. Сила ветра 3,6 м\с. Высота [шара] гондолы в это время 60 м. Туман к утру поредел и сквозь него видно солнце. Временами видны голубые просветы, утешительное зрелище после ночных штемпелеваний. Подъемная сила шара тоже заметно увеличилась. Уж не полетим ли на большой высоте? Но один из гайдропов задел за ледяную глыбу и подполз под нее, а так как с того времени, когда мы остановились ветер повернул на 90° до 100°, то канат зацепился очень крепко. 12 июля (астр.) солнце исчезло в Str. Cum 22 ч. Скорость ветра 5,2 м/с Направление ветра С 65° З. Разбудил Ф-ля в 10 ч. 30 м. (К 66) Двинулись самопроизвольно после толчка, от которого задели землю.
11 ч. 4 м. К 66 Курс Ю 81°.

Стр. 29
12 ч. 65 м = 3,0 м/с. взял пока в Йерансоновском кухонном аппарате, готовится Chateaubriand Diner du 13 julllet Potage Potch Hotch. Chiteaubriand. Кроновское пиво-экстра. Шоколад с печеньем. Печенье с малиновым сиропом. Хороший и подкрепляющий обед Сейчас же после полудня видел медвежьи следы. Утром надел ботфорты на шерстяные чулки, а поверх них обмотки и нахожу, что ногам и тепло и удобно. До этого на мне были спортивные ботинки на шерстяной подкладке и 1 пара шерстяных чулок. В них мне было холодно.

Стр. 30
Скорость в 1 ч. 30 м. (К 66) 3,0 м/с. Наверху на несущем кольце чертовски уютно. Там наверху чувствуешь себя в полной безопасности и совсем по-домашнему. Знаешь, что толчки там отдаются меньше и оттого можно сидеть спокойно и писать, не нужно держаться На подвесном обруче несильно отдаются сотрясения гайдропов (в гондоле они совсем не ощущаются), но зато толчки о землю чувствуются гораздо меньше.

Стр. 32
2 ч. 15 м. туман с мелкой росой осаждается на канаты, словно изморозь. Изредка задеваем землю. Андрэ лег спать в гондоле, но вряд ли как следует выспится. Солнце скрылось и туман. 2 ч. 30 м. Частые штемпелевания. 2 ч. 40 м. Скорость 2,7 м/с. Курс прямой восточный (девиац).

Стр. 32
Мое (С-га) одеяние, надетое на мне 13 июля 1897 г. состоит: Егеровская шерстяная фуфайка. Егеровская спортивная куртка. Пара Егеровских кальсон. Синий пиджачный костюм. Кожаный жилет па шерстяной подкладке. Пара толстых шерстяных чулок. Пара очень толстых носков (длинных) Шапка (шерстяная). Пара ботфортов на меху. Пара шерстяных перчаток. 2 ч. 45 м. Сбросили плавучий бакен № 9 и походную аптечку. Гайдропы ведут себя хорошо и выпрастываются если лягут друг на друга.

Стр. 33
4 ч. 42 м. [один из 2 шт.] один голубь вернулся и сделал несколько кругов по близости от шара. Частые туше-туше (8 ч. веч.) Курс Восточный (девиац.). Слоистокучевые облака. Курс С 70° В. Скорость 2,4 м/с.

Стр. 34
6 малых плавучих бакенов 12 ворот 16 Песок 75 Бочка 5 Разн. провиз. 200. Скорость 13/7 9 ч. 30 веч. 3,0 м/с. В 7 часов я попробовал лечь в гондоле, но от толчков у меня сделалась морская болезнь и рвота. Пожар. Потом поднялся с Ф-лем на несущее кольцо и бросал вместо балласта провиант. Ф-ль потом лег спать в 9 часов. Я брал вместе с А-э высоту солнца, он внизу в гондоле, я на несущем кольце. Потом я открыл свой мешок с платьем и надел еще штаны из материи для оболочки шара и исландскую куртку в намерении попробовать уснуть. Сначала прочитал последнее письмо Анны. Это были поистине приятные минуты. Сильные толчки.

Стр. 37
Бросили якорь на льдине 7 ч. 30 м. утра 14 июля = 13 июля (19 ч. 30 м. приблиз.). Определение места на месте нашего спуска в 10 ч. 14 июля.

Падение Örnen («Орла»)
Кроме вышеприведенных записей о полете шара, записная книжка-календарь Стриндберга содержит еще следующие разрозненные заметки за время с 11 июля по 17 октября, после чего записи обрываются.

Июль:
     11, 12, 13 – полет на шаре.
     14 среда - Высадились.
     16, 17 - работа над санями и лодкой. Спокойные дни.
     19 понедельник - Убит и освежеван 1-й медведь.
     22 четверг - Начало нашего путешествия с санями.
     25 воскресенье - День рождения Анны.
     26 понедельник - 1 Медведь (стоянка, меняли снаряжение и чинили [сани].
     27 вторник – Медведь, мои сани, убавили груз с 200 до 140 кг на сани.

Август:
     1 воскресенье - Хороший переход 8 км.
     2 понедельник - Летний день. Трудный лед. Медведь.
     9 понедельник - Показался медведь, но ушел.
     10 вторник - Прошли 82° шир. Праздник.
     13 пятница - 3 медведя.
     19 четверг - Медведь на ужин. Лунные расстояния
     21 суббота - 3 медведя у самого входа в палатку, один ушел раненый. Медведицу убил я с одного выстрела.
     22 воскресенье - Трудная поверхность темп. 4°.

Сентябрь:
     13, 14, 15 - Стояли из-за непогоды и снега.
     16 четверг - Решили остаться на льдине.
     18 суббота - Пир.
     19 воскресенье - Охота.
     21 вторник - Медведь.
     23 четверг - .....
     24 пятница - Строим снежную хижину.
     25 суббота - .....
     29 среда - Перебрались в хижину хотя она еще не готова.

Октябрь:
     2 суббота - Ночью наша льдина раскололась у самой хижины.
     3, 4 - Положение напряженное.
     5 вторник - Перебрались на берег.
     6 среда - Метель. Разведка.
     7 четверг - Переезд.
     17 воскресенье - домой 7,5 утра.

Фотографии 1930 года, сразу после обнаружения экспедиции Андрэ судном Братваг


Могила Нильса Стриндберга на Белом острове (Kvitoya)

Читать книгу изд-ва Libra Press "Гибель экспедиции Андрэ"
Наверх